«Читайте лучшее»

 

 

Варлам Шаламов родился 18 июня 1907 года в Вологде.
Отец Шаламова — соборный священник Тихон Николаевич был в городе видной фигурой, поскольку не только служил в церкви, но и занимался активной общественной деятельностью. Отношения будущего писателя с отцом складывались не просто. Младший сын в большой многодетной семье часто не находил общего языка с категоричным отцом. «Отец мой был родом из самой темной лесной усть-сысольской глуши, из потомственной священнической семьи, предки которой еще недавно были зырянскими шаманами несколько поколений, из шаманского рода, незаметно и естественно сменившего бубен на кадило, весь еще во власти язычества, сам шаман и язычник в глубине своей зырянской души…» — так писал Варлам Шаламов     о          Тихоне       Николаевиче.

Мать Шаламова – Надежда Александровна, была занята хозяйством и кухней, но любила поэзию, и была ближе Шаламову. Им ей было посвящено стихотворение, начинавшееся так: «Моя мать была дикарка, фантазерка и кухарка».

В своей автобиографической повести о детстве и юности «Четвёртая Вологда» Шаламов рассказывал, как формировались его убеждения, как укреплялась его жажда справедливости и решимость бороться за неё. Его идеалом стали народовольцы. Он много читал, особенно выделяя произведения Дюма до Канта. В 1914 году Шаламов поступил в гимназию Александра Благословенного. В 1923 году он окончил Вологодскую школу 2–й ступени, которая, как он писал: «Не привила мне любовь ни к стихам, ни к художественной литературе, не воспитала вкуса, и я делал открытия сам, продвигаясь зигзагами – от Хлебникова к Лермонтову, от Баратынского к Пушкину, от Игоря Северянина к Пастернаку и Блоку».

В 1924 года Шаламов уехал из Вологды и устроился работать дубильщиком на кожевенном заводе в Кунцево, а в 1926 году поступил в МГУ на факультет советского права.

В это время Шаламов писал стихи, которые были положительно оценены Н.Асеевым. Жажда действия, как и жажда познания, переполняла поэта, будучи студентом, он продолжал участвовать в митингах, демонстрациях, философских и литературных диспутах, поэтических вечерах. Однако столь насыщенная и активная жизнь В. Шаламова быстро была оборвана, 19 февраля 1929 года В. Шаламов был впервые арестован и заключён в Бутырскую тюрьму на три года. В отличие от многих, для кого арест действительно был неожиданностью, он знал – почему это произошло. Он был среди тех, кто распространял так называемое завещание Ленина, его знаменитое «Письмо к съезду».  Шаламов писал: «Я ведь был представителем тех людей, которые выступили против Сталина, — никто и никогда не считал, что Сталин и Советская власть — одно и то же». И далее он продолжает: «Скрытое от народа завещание Ленина казалось мне достойным приложением моих сил. Конечно, я был еще слепым щенком тогда. Но я не боялся жизни и смело вступил в борьбу с ней в той форме, в какой боролись с жизнью и за жизнь герои моих детских и юношеских лет — все русские революционеры». Позже в автобиографической прозе «Вишерский антироман» (1970–1971, не завершена) Шаламов написал: «Этот день и час я считаю началом своей общественной жизни – первым истинным испытанием в жестких условиях».

Варлам Шаламов был заключен в Бутырскую тюрьму, которую он подробно позже описал в одноименном очерке. И свое первое тюремное заключение, а затем и трехлетний срок в Вишерских лагерях он воспринял как неизбежное и необходимое испытание, данное ему для пробы нравственных и физических сил, для проверки себя как личности: «Достаточно ли нравственных сил у меня, чтобы пройти свою дорогу как некоей единице, — вот о чем я раздумывал в 95-й камере мужского одиночного корпуса Бутырской тюрьмы. Там были прекрасные условия для обдумывания жизни, и я благодарю Бутырскую тюрьму за то, что в поисках нужной формулы моей жизни я очутился один в тюремной камере». Образ тюрьмы в шаламовском жизнеописании может показаться даже привлекательным. Для него это был действительно новый и, главное – посильный опыт, вселявший и его душу уверенность в собственных силах и неограниченных возможностях внутреннего духовного и нравственного сопротивления. Шаламов будет подчеркивать кардинальную разницу между тюрьмой и      лагерем.

По свидетельству писателя, тюремный быт и в 1929 году, и в 1937 году, в Бутырках оставался куда менее жестоким по сравнению с лагерным. Здесь даже функционировала библиотека, «единственная библиотека Москвы, а может быть и страны, не испытавшая всевозможных изъятий, уничтожений и конфискаций, которые в сталинское время навеки разрушили книжные фонды сотен тысяч библиотек» и заключенные могли ею пользоваться. Некоторые изучали иностранные языки. А после обеда отводилось время на «лекции», в ходе которых каждый желающий имел возможность рассказать что-либо интересное другим. Шаламов был осужден на три года, которые провел на Северном Урале. В 1931 году Шаламов был освобожден и восстановлен в правах.

До 1932 года работал на строительстве химкомбината в городе Березники, затем возвратился в Москву. До 1937 года он работал журналистом в журналах «За ударничество», «За овладение техникой» и «За промышленные кадры». В 1936 году состоялась его первая публикация,  рассказ «Три смерти доктора Аустино» был напечатан в        журнале     «Октябрь».

29 июня 1934 года Шаламов женился на Г.И.Гудзь, а 13 апреля 1935 года у них родилась   дочь Елена.

12 января 1937 года Шаламов был повторно арестован «за контрреволюционную троцкистскую деятельность» и осужден на 5 лет заключения в лагерях с использованием на тяжелых физических работах. Шаламов уже находился в следственном изоляторе, когда в журнале «Литературный современник» вышел его рассказ «Пава и дерево». Следующая публикация Шаламова (стихи в журнале «Знамя») состоялась через двадцать лет – в 1957 году.

Условия, в которых находились на Колыме заключенные, были рассчитаны на скорое физическое уничтожение. Шаламов работал в забоях золотого прииска в Магадане, переболел тифом, попал на земляные работы, в 1940–1942 годах работал в угольном забое, а в 1942–1943 годах – на штрафном прииске в Джелгале. В 1943 году Шаламов получил новый 10–летний срок «за антисоветскую агитацию», назвав Бунина русским классиком. Попал в карцер, после которого чудом выжил, он работал в шахте и лесорубом, пытался бежать, после чего оказался на штрафной зоне. Его жизнь часто висела на волоске, но ему помогали хорошо относившиеся к нему люди. Такими стали для него Борис Лесняк, тоже зек, работавший фельдшером в больнице «Беличья» Северного горного управления, и Нина Савоева, главный врач той же больницы,          которую    больные     называли   Черной       Мамой.

Здесь, в «Беличьей» оказался как доходяга в 1943 году Шаламов. Его состояние, по свидетельству Савоевой, было плачевным. Как человеку крупного телосложения, ему приходилось всегда особенно трудно на более чем скудном лагерном пайке. И кто знает, были бы написаны «Колымские рассказы», не окажись их будущий автор в больнице Нины Владимировны.

В 1949 году Шаламов начал записывать стихи, составившие сборник «Колымские тетради». Сборник состоял из 6 разделов, озаглавленных Шаламовым «Синяя тетрадь», «Сумка почтальона», «Лично и доверительно», «Златые горы», «Кипрей», «Высокие широты». В 1951 году писатель был освобожден из лагеря как отбывший срок, но еще в течение двух лет ему было запрещено покидать Колыму, и он работал фельдшером лагпункта. Уехал он только в 1953 году. Его семья к тому времени распалась, взрослая дочь не знала отца, здоровье было подорвано лагерями, и он был лишен           права          жить в        Москве.

Шаламову удалось устроиться на работу агентом по снабжению на торфоразработках в поселке Туркмен Калининской области. В 1952 году он  послал свои стихи Борису Пастернаку, который дал им высокую оценку. В 1954 году Шаламов начал работу над рассказами, составившими сборник «Колымские рассказы». Этот главный труд жизни Шаламова включал в себя шесть сборников рассказов и очерков – «Колымские рассказы», «Левый берег», «Артист лопаты», «Очерки преступного мира», «Воскрешение лиственницы», «Перчатка, или КР–2». Все рассказы имели документальную основу, в них присутствовал автор – либо под собственной фамилией, либо называемый Андреевым, Голубевым или Кристом. Однако эти произведения не сводились к лагерным мемуарам. Шаламов считал недопустимым отступать от фактов в описании жизненной среды, в которой происходило действие, а внутренний мир героев создавался им не документальными, а художественными средствами. Автор не раз говорил и об исповедальном характере «Колымских рассказов». Свою повествовательную манеру он называл «новой прозой», подчеркивая, что ему «важно воскресить чувство, необходимы необычайные новые подробности, описания по–новому, чтобы заставить поверить в рассказ, во все остальное не как в информацию, а как в открытую сердечную рану». Лагерный мир представал в «Колымских рассказах» как мир иррациональный.

В 1956 году Шаламов был реабилитирован за отсутствием состава преступления, переехал в Москву и женился на Ольге Неклюдовой. В 1957 году он стал внештатным корреспондентом журнала «Москва», тогда же были опубликованы его стихи. При этом он тяжело заболел и получил инвалидность. В 1961 году вышла книга его стихов «Огниво». Последние три года жизни тяжелобольной Шаламов провёл в Доме инвалидов и престарелых Литфонда (в Тушине).

17 января 1982 года Варлам Шаламов скончался от крупозного воспаления легких. Гражданской панихиды в Союзе писателей, который отвернулся от Шаламова, было решено не устраивать, а так как он был  сыном священника, по православному обряду его отпели в церкви. Похоронили писателя на Кунцевском кладбище, недалеко от могилы Надежды Мандельштам, в доме которой он часто бывал в 1960-е годы. Пришедших проститься было много.  По слова Виктора Некрасова: «Надо читать Шаламова, перечитывать его книги. Это он воздвиг памятник на безвестной могиле миллионов не повинных ни в чем людей. Он тем самым утверждает, что никто и ничто не забыто».

Книги

1.Шаламов, В.Т. Колымские рассказы / В.Т Шаламов .- СПб.: Азбука-классика, 2007.- 384с.

2.Шаламов, В.Т. Левый берег: рассказы / В.Т. Шаламов.- М.: Современник, 1989.- 560с.

Библиография

1.Волкова, Е. Парадоксы катарсиса Варлама Шаламова // Вопросы философии.- 1996.- № 11.- С. 43-56.

2.Лесняк, Б. Мой Шаламов // Октябрь.- № 4.- С.111- 129.

3.Солженицын, А.И. С Варламом Шаламовым // Новый мир.- 1999.- № 4.- С.163- 169.

4.Большев, А. Шаламов и отцеубийство // Звезда.- 2000.- № 6.- С. 189- 195.

5.Реабилитирован в 2000: Из следственного дела Варлама Шаламова // Знамя.- 2001.- № 6.- С. 134.

6.Подорога, В. Дерево мертвых: Варлам Шаламов и время ГУЛАГа // Новое литературное обозрение.- 2013.- № 2.- С. 193- 224.

This entry was posted in Литературный календарь. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

39 / 0,386 / 28.92mb