Людмилу Петрушевскую нельзя назвать рядовым писателем, ее произведения затрагивают тайные струны и в детских, и во взрослых душах… Это человек с удивительной судьбой, всю жизнь она жила вопреки, не сдаваясь и не пасуя перед очередным поворотом судьбы.
Родители Петрушевская учились в ИФЛИ (Институт философии, литературы, истории); дед (Н.Ф.Яковлев) был крупным лингвистом. В 1961 Петрушевская окончила факультет журналистики МГУ, работала на радио, телевидении. В литературу пришла относительно поздно. Ее проза и драматургия художественно реабилитировали быт, прозу жизни, трагическую судьбу «маленького человека» наших дней, человека толпы, жителя коммунальных квартир, неудачливого полуинтеллигента. Отвергнутые государственными театрами или запрещенные цензурой, пьесы Петрушевской привлекали внимание самодеятельных студий, режиссеров «новой волны» (Р.Виктюк и др.), артистов, исполнявших их неофициально в «домашних» театрах (студия «Человек»). Только в 1980-е появилась возможность говорить о театре Петрушевской, своеобразии ее художественного мира в связи с публикацией сборников пьес и прозы: «Песни XX века. Пьесы» (1988), «Три девушки в голубом. Пьесы» (1989), «Бессмертная любовь. Рассказы» (1988), «По дороге бога Эроса» (1993), «Тайны дома» (1995), «Дом девушек» (1998) и др.
Сюжеты пьес Петрушевской взяты из повседневной жизни: семейный уклад и житейские уроки, непростые отношения между отцами и детьми («Уроки музыки»), неустроенность личной жизни «Трех девушек в голубом», троюродных сестер, наследниц разваливающейся дачи; квартирный вопрос в «Квартире Коломбины», поиски любви и счастья («Лестничная клетка», «Любовь» и др.). Как отметил драматург А.Арбузов, в студии которого занималась Петрушевская: «Пьесы ее, полные резкой справедливости, поражают точностью психологических характеристик, беспощадной правдой и глубокой любовью к человеку». Пьесы Петрушевская напоминают «роман, записанный разговорами», «свернутый до стенограммы». Петрушевская ориентирована на стихию устной речи с ее косностью, неправильностью, смешением книжно-газетных клише и литературно-поэтических образов. Но за бытовыми сюжетами и конфликтами, словесными перебранками всегда обнаруживается высокое бытийное содержание. Вещи, детали, сценическое пространство (комната, телефонная будка, лестничная площадка и т.д.) обнаруживают философский, эстетический, этический, а порой и космический подтекст. Уровень правды был так непривычен, что прозу Петрушевской и близких ей писателей (Т.Толстая, В. Пьецух и др.) стали называть «другой прозой». Свои сюжеты, реквиемы, песни, предания писательница черпает из гула городской толпы, уличных разговоров, рассказов в больничных палатах, на скамеечках у парадных. В ее произведениях всегда ощущается присутствие внесюжетного рассказчика (чаще — рассказчицы), ведущего свой монолог прямо из самой гущи толпы и являющегося плотью от плоти этого общего.
Центральная тема прозы Петрушевской — тема женской судьбы. Разрушая человеческие утопии и мифы на разных уровнях — семейном, любовном, социальном и др., Петрушевская изображает ужасы жизни, ее грязь, злобу, невозможность счастья, страдания и муки. Все это рисуется так гипер-реалистично (Д.Быков), что порой вызывает шок («Медея», «Страна», «Свой круг», «Нюра прекрасная» и т.д.). Но шоковая терапия с помощью слова должна у Петрушевской мобилизовать все силы человека: «В этом мире, однако, надо выдерживать все и жить… до последней минуты, свято веря в свою долю счастья».
В Гарвардской лекции «Язык толпы и язык литературы» (1991), говоря о месте ужаса в художественном произведении, Петрушевская утверждала, что «искусство страшного как репетиция смерти», «любое несчастье, отрепетированное в искусстве, вызывает тем сильнее катарсис, возвращая к жизни, чем совершеннее, гармоничнее прошла репетиция страдания и страха».
В 1993 Петрушевская прочла вторую Гарвардскую лекцию — «Язык Маугли» (о детстве, о детских домах). Всесторонне исследуя и поэтизируя женскую судьбу, П. «правдиво до озноба» изображает жизнь семьи, как правило, «кривой», трагедию любви, непростые отношения между Матерью и Ребенком. Ее героини пытаются всеми силами вырваться из «своего круга» жизни, идя к своей цели часто путями зла, ибо считают, что добро бессильно противостоять окружающему злу. Чтобы обеспечить своему сыну-сироте достойную жизнь в отцовской семье, а не в детском доме, героиня рассказа «Свой круг», заранее зная о своей близкой смерти и все рассчитав, устраивает после своеобразной предпасхальной «тайной вечери» «избиение младенцев», вызывая ненависть к себе людей «своего круга» и жалость к сыну.
Трагедия матери в изображении Петрушевской («Медея», «Дитя», «Свой круг», «Время ночь» и др.) сопоставима с античными трагедиями. Литературные знаки и сигналы, аллюзии на мифологические, фольклорные и традиционно-литературные сюжеты и образы возникают в прозе Петрушевской на самых разных уровнях: от названий («История Клариссы», «Новые Робинзоны», «Карамзин», «Теща Эдипа», «Случай Богородицы» и др.) — до отдельных слов, образов, мотивов, цитат: «Сердце мое обливалось кровью, мать в маразме, сын в тюрьме, помолитесь обо мне, как писала гениальная».
Главное в универсуме женского мира Петрушевской — любовь к мужчине, детям, родителям и попытка найти свою долю счастья, как-то устроить свою судьбу («Дочь Ксении», «Приключения Веры», «Бессмертная любовь» и др.). Мужчина в этом мире лишен всякой идеализации, он показан без каких бы то ни было личин рыцаря, любовника, верного мужа, заботливого отца, он у Петрушевской обычно «слабого типа существо», но претендует на победу над всеми («Смотровая площадка»). Героини Петрушевская это прекрасно понимают, но продолжают любить, страдать, заботиться и терпеть унижения.
Мир семьи, жизнь дома, «этой священной обители», в произведениях Петрушевской изуродованы, искривлены («Отец и мать»), они превращены в арену борьбы отцов и детей, мужей и жен.
«Я не пишу теперь про ужасы»,— заявила недавно писательница. В последние годы она обратилась к жанру «сказок для всей семьи», где добро всегда побеждает зло; Петрушевской написала «кукольный роман» — «Маленькая волшебница», введя игровое начало не только в сюжет, но и в язык «лингвистических» сказок и комедий о Калушатах и Бутявке, Ляпупе и «пуськах бятых». Творчество Петрушевской 1990-х явно эволюционирует в сторону мягкого лиризма, доброго юмора, даже исповедальности. В «деревенском дневнике» под литературно-кодовым названием «Карамзин» (1994), написанном стихами или «стихопрозой», Петрушевская не просто обращается к традициям сентиментализма, она обыгрывает их, интерпретируя то серьезно, то иронически в современном духе (гл. «Бедная Руфа», «Песнопение луга»), подключая имена, образы, темы, цитаты, слова, ритмы и рифмы русской и мировой литературы и культуры. «Деревенский дневник» Петрушевской программно интертекстуален и цитатен, в нем собраны литературные коды и образы античных трагедий, произведений Ж.-Ж.Руссо, У.Шекспира, Н.Гоголя, Н.Некрасова вплоть до К.Симонова и И.Гофф (автор широко известной песни «Русское поле»). «Деревенский дневник», написанный Петрушевской, включает не только рассказ о жизни в деревне, на даче и общении с народом, природой, животными, всех радостях естественного существования, но и о рождении слова, творческом процессе, глубоких связях жизни и искусства.
В начале XXI в. Петрушевская публикует несколько новых сб. повестей и сказок: «Где я была. Рассказы из иной реальности» ( 2002), «Богиня Парка» ( 2004), «Дикие животные сказки. Морские помойные рассказы. Пуськи бятые» ( 2004).
В рассказе «Возможность мениппеи. Три путешествия. Заметки к докладу на конференции «Фантазия и реальность»» Петрушевская, размышляя о переходе из реальности в фантазию, называет этот творческий прием «трансмаршем». Все виды «трансмарша» представлены писательницей в экспериментальном романе «Номер Один, или В садах других возможностей». В этой «книге превращений», мистическом триллере, происходят разные превращения и переходы из мира жизни в мир смерти, из реальной действительности в виртуальную компьютерную реальность — игру.
В 2003 году Петрушевская наконец выпустила свой «Девятый том». Это сборник статей, интервью, писем, воспоминаний, «как бы дневник». Первый раздел сборника назван автором «Мой театральный роман»; в него вошли автобиографические заметки и рассказы о сложном пути российского писателя к своему призванию. «Девятый том» создавался много лет: «Каждый раз, когда я писала статью, я говорила себе: это для девятого тома». В нем впервые представлены авторские комментарии к некоторым произведениям, раскрыты «тайны» творческой лаборатории Петрушевской. Людмила Петрушевская и сейчас осталась верна себе.
Ее новая книга «Странствия по поводу смерти»(2017) – страшная правда о нашей жизни. Точнее, о жизнях, которые писательница словно бы подсмотрела в замочные скважины. Если раньше Петрушевская писала сказки, то теперь это что-то на грани триллера или детектива. Людмила Стефановна по-прежнему рассказывает о чужом горе как о своем и взывает к состраданию. И эти истории, как сказки – со счастливым концом. Кстати, у Петрушевской только что вышла еще одна книга «Про нашу прикольную жизнь. Сти-хи-хи», а скоро появится и следующая – «Никому не нужна. Свободна»(2018).
Отмечена Пушкинской премией фонда А. Тёпфера (1991), премиями журналов «Октябрь» (1993, 1996, 2000), «Новый мир» (1995), «Знамя» (1996), им. С. Довлатова журнала «Звезда» (1999), премией «Триумф» (2002), Государственной премией России (2002), премией фестиваля «Новая драма» (2003).
У Людмилы Стефановны трое детей: два сына и дочь. Живёт в Москве. Муж, Борис Павлов, скончался в 2009 г.

КНИГИ

1.  Петрушевская, Л.С. Собрание сочинений: в 5 Т./ Л.С. Петрушевская.- М.: ТКО АСТ, 1996.- 368с.- (Настоящее).
2.  Петрушевская, Л.С. Дом девушек: рассказы и повести /  Л.С. Петрушевская.- М.: Вагриус, 1999.-448с.
3.  Петрушевская, Л.С. Настоящие сказки /  Л.С. Петрушевская.- М.: Вагриус, 1999.-340с.
4.  Петрушевская, Л.С. Песни ХХ века: пьесы / Л.С. Петрушевская.- М.: Союз театр. Деятелей РСФСР, 1988.- 240с.
5.  Петрушевская, Л.С.По дороге бога Эроса: проза /  Л.С. Петрушевская.- М.: Олимп, 1993.- 336с.
6.  Петрушевская, Л.С. От рассвета до заката: рассказ / Л.С. Петрушевская // Семья и школа.- 2004.- №3.- С.26-29.
7.  Петрушевская, Л.С. Найди меня, сон: рассказы / Петрушевская, Л.С.// Знамя.- 2000.- № 10.- С.68-96.
8.  Петрушевская, Л.С. В садах других возможностей/ Петрушевская, Л.С.// Октябрь.- 2000.- № 3.- С.3-51.
9.  Петрушевская, Л.С. Маленькая Грозная: повесть / Петрушевская, Л.С. //Знамя.- 1998.- № 2., № 5.
10. Петрушевская, Л.С. Страна: рассказ / Петрушевская, Л.С.//Литература в школе.- 2008.- № 3.- С.44.

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Холодяков, И.В. Художественный и духовный мир «другой прозы» в рассказе Л.Петрушевской « Свой круг»// Литература в школе.- 2001.- № 2.- С.38-40.
  2. Маркова, Д. Четвертое путешествие: [о прозе Л.Петрушевской]// Знамя.- 2003.- № 2.- С.215.
  3. Невзглядова, Е. Три заметки о Петрушевской // Звезда.- 2003.- № 9.- С. 210.
  4. Саложенкина, Т. Читательская конференция по рассказу Л.Петрушевской «Страна» // Литература в школе.- 2008.- № 3.- С.42.
  5. Панн, Л. Запретная зона Людмилы Петрушевской // Новый мир.- 2008.- № 12.- С.177.
  6. Островская, В.В. И чтобы мир остался жив…: опыт прочтения рассказа Л.Петрушевской «Гигиена» // Литература в школе.- 2010.- № 6.- С. 34.
  7. Токарчук , И.Н. Частицы в пространстве текста: [на материале рассказов и повестей Л.Петрушевской] // Русский язык в школе.- 2012.- № 3.- С.55-68.
  8. Макрушина, С. Пьеса Л. Петрушевской « Уроки музыки» // Литература в школе.- 2014.- № 4.- С.31.

ЭКРАНИЗАЦИИ

  1. Мультипликационные фильмы по сценариям Л. Петрушевской
  2. Лечение Василия (1974), режиссер  Валерий Угаров.
  3. Лямзи-тыри-бонди, злой волшебник (1976),  режиссер  М. Новогрудская
  4. Краденое солнце (1978), режиссер  Н. Лернер
  5. Муми-тролль и другие (1978), режиссер А. Зябликова
  6. Муми-тролль и комета (1978), режиссер  Н. Шорина
  7. Сказка сказок ,1979, режиссер  Ю. Норштейн
  8. Заячий хвостик (1984), режиссер В. Курчевский
  9. Кот, который умел петь (1988), режиссер  Н. Лернер
  10. Шинель (2007), режиссер Ю. Норштейн
  11. Поросёнок Пётр (2008)

 

КИНОФИЛЬМЫ

  1. Серебряные ложки (1983) режиссер А.Илюхин
  2. Три девушки в голубом (1988) режиссер Марк Захаров
  3. Музыка рваных вен (1990) режиссер Д. Заболотских
  4. Уроки музыки (1990) режиссер С. Арцыбашев, Э. Кольбус
  5. Про любовь (1996) режиссер Л. Крымский
  6. Любовь (1997) режиссер  В. Мирзоев
  7. Свидание (2000) режиссер А. Фенченко
This entry was posted in Литературный календарь. Bookmark the permalink.

Comments are closed.

39 / 0,399 / 28.97mb